Почему ароматы так тяжело описать словами? — Why Are Smells So Difficult to Describe in Words?

Памела Резерфорд исследует:
почему обоняние побудило встать на ноги парализованного человека,
как мозг обнаруживает и различает такое бесчисленное количество запахов и ароматов,
что происходит, когда ольфакторная система дает сбой,
почему существует такая сильная связь между запахами и памятью.

☊ The Science of Smell.  Ссылка на прослушивание

Почему ароматы так тяжело описать словами? — Why Are Smells So Difficult to Describe in Words?

Попробуйте описать Бордо, которое Вы пили за ужином прошлым вечером, сложно? Это потому, что запахи, которые дают нам не только обонятельные, но и вкусовые ощущения, трудно описать словами.

Недавно ученые обнаружили несколько интересных фактов, раскрывающих секрет этого феномена. Новое исследование доказывает существование коммуникационного разрыва между ольфакторной и языковой системой. Так, лингвисты, работающие с местным населением в южной Азии, открыли, что люди в равной степени плохо описывают запахи. Сложность описания ароматов, как утверждают ученые, зависит от языка, на котором Вы говорите.

Психологи установили, что без специальной подготовки могут правильно определить известные, часто встречающиеся запахи, такие как кофе или арахисовое масло, только 50% людей из аудитории. «Если кому-то сложно во время теста определить запах и требуется визуальное восприятие объекта, они получают направление к неврологу» — говорит Джей Готтфрид, невролог из Северо-Западного университета (Northwestern University).

Независимо от причины невозможности описать запах, необходимо учитывать, как устроена наша обонятельная система. Человек имеет около 400 различных типов рецепторов для обнаружения «пахучих» молекул. Это мало по сравнению с млекопитающими, способными чувствовать феромоны, но достаточно, по крайней мере, в теории, чтобы распознавать триллион различных запахов — подсчитала команда неврологов в этом году.

Люди, которые обладают тонким обонятельным восприятием и способностью правильно описывать запахи и ароматы, профессионально используют свой нос, зарабатывая себе на жизнь.

Обычные англоговорящие люди при описании запаха в большинстве случаев описывают его источник. Например: апельсиновый, дымный, вонючий. Это кажется естественным, но в корне отличается от того, как мы описываем другие сенсорные впечатления. Такие слова, как «белый» и «круглый» описывают визуальные характеристики объекта, а не сам объект, которым может быть бейсбольный мяч или луна. Так же можно описать звуковой сигнал: он может быть «пронзительным», а от кого он исходит: от птицы или чайника — вопрос.

Люди, способные к правильным обонятельным описаниям запаха, работают: винными критиками, парфюмерными дизайнерами и другими специалистами по запахам и ароматам. С опытом они становятся экспертами, описывающими запахи знакомыми предметами с аналогичным запахом (например, Бордо имеет ноту графита, черной смородины, камфары?). Но не всегда описания экспертов помогают нам понять запах, особенно, когда они используют абстрактные термины. Вы понимаете, что сомелье имеет ввиду, когда описывает вино, как «строгое», «крепкое», «затухающее»? (Попробуйте провести «слепую» дегустацию).

В университете Д. Готтфрид изучает людей-пациентов с первично-прогрессирующей афазией, которые особенно плохо описывают запахи. В отличие от людей с болезнью Альцгеймера их проблема больше связана с языком описания, нежели с памятью.

Пациентам с афазией особенно тяжело даются названия общих запахов, таких как розы, лука, бензина, только 23 процента из них называют запахи правильно, по сравнению с 58-процентным визуальным описанием предмета. Тем не менее, когда исследователи дали тем же пациентам список из четырех названий запахов, около 60% из них идентифицировали предметы правильно. Это говорит о том, что а) их обоняние не повреждено, и б) они знают правильные слова, несмотря на афазию. Скорее всего, сообщает он, речь идет о связи между обонятельными и языковыми частями мозга, которая нарушена.

Это исследование подтверждается реакцией головного мозга: при обследовании с помощью МРТ люди с наибольшим дефицитом наименований запахов, как правило, имеют повреждения в лобном полюсе.Человеческий мозг в разрезе напоминает форму варежки; это место локализовано на кончике большого пальца.

Последнее исследование Д. Готтфрида, опубликованное в ноябрьском номере журнала Neuroscience, также указывает на эту область мозга, как важнейшее связующее звено между обонянием и языком. На этот раз он и его коллеги попросили здоровых добровольцев идентифицировать общие запахи. В этот момент деятельность их мозга контролировали с помощью ЭЭГ и МРТ. Результаты указали на две области мозга: переднюю височную кору (та же часть, которая была в предыдущем исследовании с пациентами с афазией) и орбитофронтальную кору, область сразу за глазами, которая часто участвует в исследованиях о принятии решений (но, как и многие части мозга, вероятно, имеет несколько функций, большинство из которых плохо изучены).

Обе эти области мозга, отмечает Д. Готтфрид, получают прямой сигнал из грушевидной коры, крупной ретрансляционной части мозга для обонятельных сигналов. В самом деле, он думает, что это может быть слишком прямой связью в мозге между обонянием и языком описания, что вызывает трудности в описании запаха. Информация, которую обонятельная система передает в наши языковые центры — сырая и относительно необработанная, как, например, несколько нот, набросанных на салфетке. Информация, передаваемая от слуховой и визуальной системы, больше похожа на полированный предмет, прошедший несколько стадий, и, вероятно, более уточненная в других сенсорных областях мозга.

Это неврологическое нарушение связи не может быть универсальным, говорит Асифа Маджид, психолингвист из университета Radboud в Нидерландах. А. Маджид работала с двумя видами населения в Юго-Восточной Азии, чьи языки имеет иную связь с обонянием, чем английский язык.

На языке Маник говорит небольшая группа кочевых охотников-добытчиков в южной части Тайланда. Запах является неотъемлемой частью их жизни, от питания с использованием лекарственных трав, до обрядов. «Например, свиной барсук Теледу (Arctonyx collaris) во время сухого сезона описывается как пахнущее caŋə(хороший аромат, часто ассоциирующийся с различными пищевыми продуктами)» – рассказывает А. Маджид и ее коллега, Эвелина Внук, в статье Cognition. «В сезон дождей, однако, барсук имеет неприятный запах, похожий на запах варана.»Язык маник, в отличие от английского, имеет богатый словарный запас слов, описывающих абстрактные качества запахов, а не их источника”.

То же самое относится и к джахайскову, разговорному языку на Малайском полуострове. Маджид и коллега, Никлас Баренхалт провели тестирование в виде «потри-понюхай» с общеизвестными ароматами, чтобы проверить способность описывать ароматы у десяти людей, говорящих на джахайском языке, и десяти, говорящих на американском английском. Они попросили их назвать набор цветов. Англоговорящие участники были очень последовательны в назывании цветов – разные участники, как правило, использовали одинаковые названия цветов, но описывали ими разные запахи. Говорящие на джахайском языке, в отличие от англоворящих, были гораздо более согласованы друг с другом в названиях запахов. Их описание запахов чаще совпадало с названием цветов, чем у англоговорящих.

Как и говорящие на языке Маник, говорящие на джахайском использовали абстрактные названия запахов, которые отражают важность обоняния в их жизни. Джахайское слово cŋəs, например, примерно переводится как «пахнуть съедобно, вкусно» (как во время приготовления пищи или сладостей), в то время как plʔɛŋ означает «иметь кровавый запах, который привлекает тигров» (представьте раздробленную голову белки в крови).

Для Д. Готтфрида результаты исследования А. Маджид приводят к выводу, что при помощи абстрактных имен запахов, которыми можно описать сразу несколько запахов, некоторые языки дают людям возможность справиться с неврологическим «дефицитом» наименования запахов. Другими словами, запах легче описать абстрактным термином, который лучше всего его характеризует, чем назвать его первозданный источник.

У А. Маджид своя интерпретация. Она подозревает, что в некоторых культурах люди преодолевают дефицит в наименовании запахов другим способом: «меняя восприятие в мозгу». «Например, для людей, говорящих на джахайском языке, чтобы иметь возможность говорить о том, чем пахнет, часть мозга, отвечающая за речевую функцию, должна соединяться с частью мозга, отвечающей за обонятельную функцию». «Я предполагаю, что опыт обонятельного языка, работающего в детстве, очень важно использовать для дальнейшего успешного развития.»
Комментарий эксперта ITNose:

Данный материал может не просто и неоднозначно восприниматься читателем. Важно то, что тема описания запахов и ароматов волнует умы ученых и «профессиональных носов», использующих в своей деятельности эту способность.

Работа на эту тему продолжается в разных точках мира людьми различной культуры и будет проводиться до тех пор, пока не найдется единый язык, при помощи которого будет создана единая классификация запахов и ароматов.

 

comments powered by HyperComments